vchernik (vchernik) wrote in klf_kontakt,
vchernik
vchernik
klf_kontakt

Литературные портреты

Гениальный дуэт Альберта Бояджяна и Андрея Матвиенко как-то раз закрутил очередную сумасбродную идею, родили новый жанр - литературный портрет. Посчитали всех, втянули в это дело Николая Шкуринского, но как раз на Николая и от Николая литературных портретов не сохранилось. Остальные предлагаются вашему вниманию (под катом, каждый отдельно).

Литературный портрет Андрея Матвиенко

Молодой господин в строгом черном костюме, в черном цилиндре, в ослепительно белой рубашке с черной бабочкой стоял перед светофором на перекрестке штрек-квершлаг-ствол. Горел красный свет. Вот электровоз протянул груженные вагонетки в ствол и погнал на гора. Зажегся зеленый свет и молодой человек, поправив фонарь на своем элегантном цилиндре, перешел через ствол и зашагал по подземному горизонту.

Через 100 метров он оказался среди проходчиков. В лучах шахтерских фонарей их покрытые угольной пылью лица выражали почтение.

– Пришел, пришел, сам мастер пришел, – разнесся шепот над толпой.

Пришедший спокойно подошел к монолитной стене, в которую упирался штрек, достал из кармана смокинга лист бумаги, прикрепил его к грубому песчанику и попросил всех отойти. Толпа живо отхлынула за поворот. А господин в цилиндре отошел на 50 шагов, достал из кармана бинокль, усилил свет своего фонаря и стал читать с листа свои знаменитые “Осколки”, те самые,  которые всегда имеют оглушительный успех.

При первых же словах стена загудела, на середине текста проходчики уже стали молиться пополам с крепкими забойщицкими выражениями. Через секунду после того как прозвучало последнее слово – грянул сильный взрыв.

В наступившей затем тишине молодой человек, как очевидную истину, вслух произнес:

– Один печатный лист эквивалентен 1 тонне динамита.

Потом аккуратно вынул из-за пазухи пачку рукописей и передал их подошедшему взрывнику с напутствием:

- Продолжайте.

И, развернувшись, пошел обратно.

Неожиданно его окликнули:

– Маэстро, не вы ли будете Андрей Матвиенко?

– Да,  это я, – отозвался чтец.

– Вас к телефону просят, какой-то Стас, говорит, что вы его знаете.

– Алло, алло, фу-фу, алло, я слушаю, кто говорит? Стас? Какой Стас? Ах, Стас Метелкин. Ну, конечно же, вспомнил. Привет, дружище! Как дела? Ты откуда звонишь? Из Америки?! Вот здорово! Ну и как тебе там? Что, неужели так хреново? Вот оно что... Да, приятель, ты влип. Понимаю, понимаю, тебе приходится вкалывать. Что же ты так быстро прокутил яхты, лимузины, виллы? Ах, их даже и не было?! Странно. Я выясню.

Так как ты туда попал? Что значит: “твои бурименщики сослали”? Вспомни, они же тебе жизнь продляют. Ладно, это не телефонный разговор, давай встретимся. Приезжай в Горловку. Почему не можешь? Что? В тюрьме?! Я правильно тебя понял – ты за решеткой? За что? Ах да, с твоим характером и темпераментом... только туда и дорога. Нет, это тебе послышалось. Мне очень жаль.

Так, так, молодец! О! Ну что же ты – 20 подкопов и все в соседние камеры. Чему тебя в школе учили. Спросить у своих подельщиков? Ладно, спрошу, выясню, кто тебя подставил.

Так, что теперь делать думаешь? Вот это стоящая мысль, одобряю. В общем, копай теперь к центру Земли, обогнешь ее ядро, а там уже рукой подать до угольных пластов. Записывай, я тебя буду ждать на горизонте 1200 метров, третий штрек через шлагбаум от шурфштага, не доходя до Гринвичского меридиана. Сверим наши часы - у тебя утро по среднесинг-сиговскому, а у меня темно как у ...

Встретимся, значит, на рассвете.

Да, Стас. Ну конечно, я выполню любую твою просьбу. Хорошо, хорошо, обещаю. В самое ближайшее... Нет, немедленно попрошу Альберта, чтобы он пронес тебе в камеру проходческий комбайн, напильник и 400 кг. динамита.

А знаешь... Лучше я прочитаю тебе свои “Осколки”!.. Возражения не принимаются, обижусь. Стас, ты меня знаешь. Я тебя породил и я...

Начинаю! Пригнись!

БАБАХ!!!

© Альберт Бояджян, 1998 год.



Литературное Ателье КЛФ “Контакт”

Истинно
Без лжи
В высшей степени истинно

А  все таки Она вертится!


В час ночи раздался телефонный звонок. Не просыпаясь, я поднял трубку.

— На каком языке должны говорить дети? — Спросил вежливый женский голос.

— На марсианском, — машинально ответил я и тот час же провалился в глубокий сон, продолжая держать в руке телефонную трубку.

А в редакции в это время бурно кипела работа, сотрудники не успевали вовремя сдать в набор свою газету. И вдруг из диванной залы громко закричали:

— Ирина Леонидовна, скорее идите сюда, вас по телевизору показывают. Все сотрудники собрались у телевизора. Подошедшая Ирина удивленно посмотрела на экран. Невероятно... она точно знала, что не снималась в телепередачах. А тут на нее смотрела она сама и улыбалась.

— Что-то странное в ней, то есть во мне, — подумала Ирина, — этот гордый, независимый вид, эта царская осанка, а какое на ней... э-э-э, на мне... платье...

Ирина украдкой оглянулась, девушки о чем-то перешептывались восхищенно поглядывая в ее сторону, а парни пытались вникнуть в суть беседы, происходящей на экране, ведь рядом с ней (Ириной) в телестудии находился профессор Капица.

— Ирина Леонидовна, нашим телезрителям, — тут Сергей Петрович с очаровательной улыбкой сделал жест в сторону редакции, — будет интересно узнать, за какое открытие вам была присуждена Шлимановская премия.

— Мне удалось экспериментально в полевых условиях найти подтверждение моей теории об инопланетном происхождении древнерусской цивилизации, — спокойно сказала Ирина в телевизоре и добавила: — Отныне можно считать доказанным, что мы являемся потомками марсиан!

— А не могли бы вы нам показать, что-либо в подтверждение ваших слов, — задал вопрос ведущий, указывая на стол заставленный экспонатами.

— Пожалуйста, вот оригинал экслибриса, стоящего на книгах библиотеки Ярослава Мудрого, обратите внимание на этот парящий диск.

Ведущий (задумчиво):

— Очень похоже на НЛО.

— Верно, это так называемое летающее Блюдо. Далее — фрагмент росписи боярского терема, центральное место здесь занимает марсианский календарь, где все дни недели — пятницы. Еще волшебное зеркало, сапоги скороходы, шапка невидимка. Нет, руками ее трогать не нужно.

Потом оружие, русские первыми ввели в мировую практику булат — это теперь забытая марсианская технология. Далее женские украшения, — тут Ирина в телевизоре коснулась пальцами, унизанными красивейшими кольцами и перстнями, своих ослепительно роскошных сережек, алмазно-золотым густым дождем свисавших почти до плеч; ниток жемчужного ожерелья на груди; золотых браслетов с драгоценными камнями на запястьях; и золотой диадемы с бриллиантами, украшавшей ее восхитительную прическу. Ирина перед телевизором машинально повторила все ее, то есть свои, движения.

— Теперь такое не делают, все это было принесено готовым оттуда, из нашей древнейшей родины. Вот еще пример — тайна лошади. До русичей никто не знал триединства лошади — Русскую Тройку, а ведь это небесный конь Пегас.

Не способные представить себе летящих вместе сразу трех коней, древние греки рисовали в своем воображении одного коня с двумя крыльями. — Капица смотрел на Ирину как завороженный. — Ну и кроме того всем известный факт, что во всех войнах русские применяли невиданное, таинственной оружие — Русский Дух, благодаря которому всегда становились победителями. В своей главной работе “Князья Древней Руси” я доказала, что все они — марсиане, их унаследованное, нелогичное мышление и в современной России встречается повсеместно.

— Ирина Леонидовна, — оживился Капица, — а почему марсиане, то есть русичи, покинули свою планету?

— Это же очень просто, они играют, для них жизнь — игра, — повторила Ирина, — ведь древняя история — это детство человечества.

— Так выходит что... — тут Капица стал прозревать, — что все князья, весь русский народ — это дети?

— Совершенно верно, — с улыбкой подтвердила Ирина, — ну посудите сами, вся история с древнейших времен до наших дней пронизана детской психологией: каждый хочет играть лучшими игрушками в лучшую игру и подольше, каждый любит командовать и все любят сладости, мужчины — оружие, женщины — украшения.

— Поэтому вы и выпускаете детскую газету? — Тихо спросил ведущий.

— Да она называется “Скрепка”, что на марсианском означает “Сокровенное перо Жар-Птицы летящей среди звезд”. Я хочу пробудить у нынешних детей память, воспоминания об их космическом происхождении, чтобы они не заземляли свой ум, чтобы готовили себя к освоению новых планет.

— Например, Марса, — ехидно подсказал Капица.

— Хотя бы и Марса, — спокойно согласилась Ирина, — главное не утратить традиции полета Духа.

И в завершение нашей передачи, Ирина Леонидовна, — тут Капица замялся, — меня все время мучит вопрос, — откуда вы такая?

Неожиданно телекамера отъехала и в кадр вошли задние планы, теперь зрителям были видны внутреннее убранство княжеского дворца, слуги в кафтанах, стража с алебардами, а в стрельчатые окна видно здание парламента с развевающимся на шпиле княжеским штандартом, несущим летающее блюдо с трезубцем.

Неожиданно (внезапно, вдруг, нежданно) в студии раздался телефонный звонок. Капица взял трубку, натянуто улыбаясь, он обратился к Ирине и к зрителям:

— Наша телезрительница Алина Болото спрашивает: возможны ли путешествия во времени? С совершенной определенностью заявляю: путешествовать во времени можно — интересуйтесь своим прошлым, своей историей и ваши усилия будут вознаграждены в настоящем и Будущем. Потому что все мы родом из Детства, то есть с Марса, как нам любезно объяснила наша замечательная гостья, и для тех кто это понял открываются самые безграничные возможности. На этом наша передача заканчивается. Всего хорошего. До свидания.

Передача окончилась. Наступила пауза. Ирина подошла к зеркалу, долго смотрелась в него, поправила прическу, затем... Когда она обернулась, ее сотрудники ахнули, перед ними стояла Великая княгиня Ирина.

— Готова ль газета к печати? — величественно обратилась Ирина к сотрудникам.

Парень у телефона с досадой отвечал:

— Газета-то готова, да опоздали самую малость и типография не берет печатать.

— Подать мне печатника! — Грозно повелела Ирина.

Парень быстро передал ей телефонную трубку.

— Ты пошто моих людей обижаешь? — Разразилась гневной речью Ирина.— С другого конца провода донеслись торопливые трепетные извинения. — Ладно, за работу, — смилостивилась Ирина. И, бросив трубку на рычаг, потребовала макет газеты, и в заголовке перед словом “Скрепка” губной помадой вписала — Золотая, а в месте, где указан редактор, поставила собственный вензель.

Когда же утром Ирина вернулась домой, ее встретили еще сонные дети.

— Мам, ты сегодня какая-то необыкновенная. А знаешь, по радио передали, что на выборах победила какая-то княгиня. Представляешь, и эта княгиня будет нами править. Смешно.

— Не вижу ничего смешного, — спокойно сказала Ирина. — А ну-ка, марш умываться, делать зарядку, готовить завтрак.

© Альберт Бояджян, 1999 г.



Лапсердачок на Альберта Бояджана

Рабочий день уже подходил к своей логической развязке – на старых настенных часах с Боем минутная стрелка в последних потугах тщетно стремилась воссоединиться с часовой на цифре «5», когда в Мастерскую По Ремонту Пишущих, Читающих и Мыслящих Машин зашел посетитель. Невзрачный на первый взгляд (да и на второй тоже) плешивый старикашка  остановился у стойки приемщика и вежливо заперхал в грязный кулак. Альберт поднял усталый взгляд от внутренностей выпотрошенной вчистую Машины По Расставлению Точек Над  «i» и перевел его на Плешивого. Старичок для порядка кашлянул еще пару раз и совсем уже было открыл беззубый рот для приготовленной заранее фразы, но тут титанические усилия минутной стрелки увенчались успехом и часы ожили. Внутри них что–то внезапно запищало, зашелестело, заржало, заскрежетало и из крохотного окошечка над циферблатом показался покрасневший от злости Бой – как всегда в безупречно отглаженном смокинге, в белой манишке и галстуке «Ночная бабочка». Видно было, что его вытащили в самый неподходящий момент из–за стола (в правой руке он держал хрустальную рюмочку с прозрачной жидкостью, в левой – густо намазанную горчицей надкушенную сосиску). Багровея от плохо скрываемого раздражения Бой быстро проглотил то, что было у него во рту , достал из жилетного кармана часы – луковицу, долго близоруко щурился на них и после непродолжительной паузы выдал что–то на чистом английском с явным вкраплением русского. Выполнив таким образом свой долг он смачно сплюнул прямо под ноги опешившего старичка и демонстративно удалился в недра настенных часов. Старик все еще стоял с отвисшей челюстью и пялился на неказистый с первого взгляда старинный хронометр. Пауза явно затянулась и Альберт решил взять инициативу в свои руки.

– Знаете, уважаемый, рабочий день только что закончился. Приходите завтра.

Плешивый наконец–то захлопнул свою искусственную челюсть, перевел взгляд с часов на Альберта, страдальчески перекосил невыразительное лицо и вполне профессионально заныл, преданно заглядывая ему в лицо:

–– Мил–челвек, с другого конца города... Пешком... На Горлметро денег нету. Пенсию всю до копеечки... А он, змей ползучий, все карманы повыворачивал... Давит и давит. Третий месяц по инстанциям, нету мочи уже...

Нытье перешло в невыразительное бормотание и частые всхлипывания. Альберт в недоумении отодвинул от себя Машину, выключил паяльник и немного помедлив отправился в другую комнату к Синтезатору. Когда он возвратился со стаканом воды в руках, Старичок уже вовсю суетился вокруг ящичка средних размеров, который невесть откуда материализовался посреди рабочего стола. От давешних слез не осталось и следа.

–– Вот, Мастер, взгляните – внутре у ней что–то не того, сломалось, значить. Вы не сомневайтесь, хоть схемы нет, но в случае чего – подсоблю, подскажу чего знаю.

Альберт не сомневался. Тараторя частой скороговоркой Плешивый начал отдирать корявыми пальцами фанерную обшивку, ломая свои ногти в траурной окантовке. Альберт поморщился как от зубной боли, взял универсальный гвоздодер и помог распаковать Машину...

Как известно, время – субстанция недискретная, и устало утирая обильно выступивший пот на аристократическом лбу Альберт мельком взглянул на часы с пресловутым Боем (который ночью бессовестно спал) и поразился: три часа ночи. Старичок, подтянув к подбородку костлявые колени и сложив лодочкой руки под щекой давно уже негромко похрапывал на гостевом диванчике. Альберт опять склонился над Машиной – лицо его сразу озарила улыбка Счастливого Человека. Осталось затянуть последний барашковый шуруп и можно будет будить Старичка.

–– Сам ведь додумался, докопался до сути. А Старичку гипносон не помешает, а то он своими советами меня совсем задолбал.

Мысленно отдав приказ Старичку проснуться, Альберт стал рыться в ящиках своего рабочего стола. Бумаг скопилось порядочно: некоторые он сразу же выбросил в корзину, большинство же сложил в аккуратную стопку и поднес к Машине. Старичок, сладко потягиваясь подковылял туда же.

–– Ну как, починили вы мою Пишущую Машину?

Альберт рассеянно оглянулся на голос, открыл потайной лючок в Машине и опустил туда всю пачку листов. Послышалось тихое урчание, лючок захлопнулся сам собой и машина стала оживать. Примитивная механическая конструкция задрожала, задергалась всеми расхлябанными своими суставами–рычагами и внезапно рассыпалась в мелкодисперсную радужную пыль. Старичок легонько ойкнул и затих где–то там, далеко за спиной ошарашенного Альберта. Все, Машина уже больше не существовала, она перешла в другое агрегатное состояние. Казалось, что само время взорвалось на неказистом столе в мастерской города Горловки: в воздухе повисла физически ощутимая Пауза Перед Чем–то. Она явно затянулась, но люди не смели даже пошевелиться – все чувствовали, все просто знали: что–то должно еще обязательно произойти еще. Горстка пыли на столе внезапно взмыла вверх, закружилась разноцветным вихрем по комнате, приятно щекоча лицо и руки оторопевших людей, наконец–то нашла открытую форточку, на ходу перестроилась в толстую змейку и выскользнула в ночную темень. Там она закружилась в стремительном вихре и растаяла в темно–чернильном небе, наполненном сладким благоуханием сирени и загадочным перемигиванием далеких, недосягаемых до ЭТОГО момента звезд. Альберт стоял у окна, высоко подняв голову и зачарованно глядел в ночную мглу. Он счастливо улыбался: чудо свершилось! И он был причастен к нему!

За спиной очень недовольно, сварливым голосом о чем–то визжал плешивый старичок, но его голос просто не доходил до сознания Альберта – как  не доходит до слуха окружающих комариный писк на органном концерте в огромном торжественном храме. Не глядя запустил Альберт руку в карман своих рабочих штанов и высыпал на услужливо подставленные ладони старика пригоршню  калибровочных бериллов. Тот сразу поперхнулся на полуслове и быстро – быстро засобирался домой. Альберт не возражал. Когда за старичком захлопнулась дверь, Альберт закинул руки за голову и сцепив пальцы на затылке в замок повалился на диван. Хотелось просто полежать и мысленно прокрутить в сознании все события этой ночи заново.

То, что перед ним никакая не Пишущая Машина, Альберт понял сразу, как только снял чехол со старого поцарапанного корпуса. Он долго копался, перебирая разноцветную мишуру тонких проводников, наугад ковырял тэстером в незнакомых  блоках и схемах Машины, пока на него не сошло ОЗАРЕНИЕ. Да это же ПРЕОБРАЗОВАТЕЛЬ МИРА! Осознав истину скорее не разумом, а всем своим естеством, Альберт чуть не подпрыгнул до потолка. Но свои эмоции настоящий мужчина должен держать при себе, и поэтому он лишь оглянулся на спящего Старичка и принялся за работу. Навыки, полученные в “Контакте” пошли на пользу. Вскоре он определил, что Преобразователь мертв из–за поломки Главного генератора. Чем его можно заменить? Пошарив взглядом по стеллажам и полкам, на которых навалом лежали инструменты и всевозможные детали и узлы НАШИХ машин Альберт обреченно вздохнул: на земных заводах таких вещей еще не делали. Да и в ближайшем будущем навряд ли научатся. Безвыходное положение? Альберт был уверен, что из любого положения выход можно  найти. Нашел и из этого. Все оказалось довольно просто и сложно одновременно. Достаточно было собрать все смелые фантастические проекты, которые он создал на протяжении всей своей сознательной жизни. Не зря же ему в “Контакте” присвоили почетный титул “Блистательный Генератор Фантастических Идей”! В той стопке листов, густо исписанной нервной рукой , что он вложил в Преобразователь. были не только ЕГО идеи, там он был был САМ! Дело всей его жизни! Поэтому он нисколько не удивился, когда Преобразователь заработал. Было бы странно, если бы случилось обратное.

Альберт лежал на продавленном диванчике для посетителей, закинув обе руки за голову и задумчиво смотрел в окно. Над Землей занимался рассвет. Новый рассвет для всего мира.

06. 09.98г.               Матвиенко Андрей.

Скуфека  на КЛФ “Контакт”

Свершилось! Ну что тут сказать кроме: – ура-а-а-а-а!!! Да собственно не так, а вот так: “У-у-у-р-р-р-а-а-а!!!! Прилетели! Дождались! Дожили!”

– Дожили, понимаешь, – брюзжат некоторые непонимающие личности, – черепах амебообразных в Муниципале принимать. Срамота. Тьфу!

А остальные. Все прогресивные. Впереддалекосмотрящие. Они это – да-а-а. Они: “У-у-у-рррааа!!!” Они: “Да-ешь кон-такт, да-ешь кон-такт, контакт даешь!!!” И так 16 часов подряд. Под наглухо зашторенными окнами Дома так как называемого Правительства (в простонародье – Муниципаля). Затемненные стекла: “Дзинь, дзинь, дзинь, дзинь!!!”, – в такт скандирующим. 16 часов. Подряд. Но внутри – тихо. Внутри ничего не слышно. Тройное бронированное стекло, воздух между пакетами выкачан. Вакуум. Не абсоютный, конечно, но все же... Кабинет с мебелью из красного-такого дерева. За боковыми столами - весьма озабоченные чем-то люди. Они устали. Люди нормально спали последний раз двое суток назад. До Пришельцев. “До”. А сейчас – уже “С”, но еще не “После”. И сколько это “С” будет продолжаться никто не знает. Даже САМ. Знают лишь пришельцы. Амебообразные черепахи. Знают, но молчат. Ни мур-мур. Или как там у них? Как у них – никто не знает. За те двое суток, что пребывают они на Земле, спецслужбы, подключенные, к спецслужбам ученые установили немногое:

1. Пришельцы похожи на амебообразных черепах;

2. Материализовались из ничего в коровнике совхоза “Красный партизан”;

3. За все время пребывания на Земле они общались только со скотником Иван Иванычем Горилой.

Как прошел контакт никто не знает. Видели потом бледного и совершенно трезвого Иван Иваныча, на полном серьезе что-то втолковывающему колхозному хряку Фродо. Говорят, что цитировал кого-то из классиков. То ли Довганя, то ли Толкиена.

Пришельцы после ощения с Горилой отползали в сторонку, за силовую яму, и гигнулись. То есть совершенно, как их и не было. Только бутылка осталась. Пустая. С этикеткой “Посольская, Особая. Артемовского производства”.

4. Материализовались пришельцы около 15.30 по горловскому времени в приемной для посетителей нашего Муниципаля. Вот их не было, и вдруг – БАЦ! Вот они, сидят на неудобных табуретках для просителей, раставленных вдоль стеночек. Смирнехонько так сидят. Амебы черепахообразные. Тудыть их перетудыть... Головы, лапы, щупальца (или что там у них) повтягивали в панцыри, и все. Ни гу-гу. Вторые сутки уже. Может на них Маргарита Марковна, секретарша САМОГО (56 лет, разведена, детей нет, стаж работы 38 лет, мигрень, инфлюэнца) плохо подействовала? Никто теперь не знает. Закуклились они после того, как Мымр... извините, Маргарита Марковна им что-то такое сказала. Насчет того, в какие дни можно приходить на прием, а в какие нет. Или что-то в этом роде. Теперь вот наука со всего света наехала – раскукливать. И не только наука. Военные тоже. Политики, само собой. Банкиры. Ну, еще люди в штатском, с оловянными глазами. Все вокруг ходят-ходят, приборы подключают-подключают, фильмы разные показывают-показывают, разной дрянью облучают-облучают, гипнозом воздействуют-воздействуют... Вот уже двое суток. Без толку. Совершенно. Не высовываются амебы из своих черепаховых панцирей и все тут! Уже в ООН забеспокоились - что у вас там за Пришельцы, почему скрываете? Какие технологии вам уже передали? Не желаете делиться – что ж, дело ваше: через 24 часа начнется переброска Миротворческих Сил из Атлантики в Горловское море. В целх поддержания интересов. Время пошло. 22 часа назад.

Контакт, как наладить контакт? Все варианты перебрали. Безрезультатно. А за окном: “Ура-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!! При-ле-те-ли!! До-жда-лись!!”

Да, дождались на свою глову. На распухшую такую голову от недосыпания, от избытка мыслей и безрезельтатных планов. От ответственности. За всех и вся.

– Урр-р-р-а-а-а-а!!! Кон-такт!!! Кон-такт!!!

САМ скривился как от лимона без сахара. Замигал огонек срочного вызова на интеркоме. САМ вставил конфиденциальный наушник глубоко в ухо и низко нагнулся над небольшим экраном. Разговор прошел очень быстро. Он сказал лишь: “Да” и кивнул в экран. Все, абонент мгновенно отключился. Под потолком кабинета в смертельном ужасе металась одинокая муха. Минут 12 металась, не меньше.

Наконец-то перед парадным входом Муниципаля скрипнули тормоза. По лестнице затопали многочисленные ноги. САМ со своей свитой торопливо вышел в приемную и стал у дверей. Двери с противоположной стороны резко распахнулись и вошли люди. Много людей. 36 человек. Детей и взрослых, молодых и умудренных опытом. Все улыбались. Даже худощавый человек с бородой. Он шагнул вперед, подошел к ближайшему панцирю, легонько похлопал по его глянцевым пластинам и сказал: “Привет. Мы вас заждались. Где вы пропадали?” Панцирь зашевелился и начал раскрываться...

1998 г. 19 декабря  Матвей Линь.



Мини-бикини  на Виктора Черника

Вначале было Слово. Каких-то там Братьев. Скорее даже не слово, а Слова. Они пришлись как раз в пору, как по мерке. Вошли внутрь, улеглись тихонечко и дали Всходы. Понедельник начался...

И было это давным-давно. Хотя... Как сказать, всё  зависит в каких координатах измерять. Если во Времени...

– А стоит ли? Вообще, что такое, это самое Время, когда оно появилось?

– Наверное, вместе с первыми солнечными часами...

– А до того? Что было до часов?

– Время - очередная условность, которыми так любит прикрывать свою наготу Человечество.

– Почему бы эту условность не поменять на другую? Например, на Постигаемость:

– Это было до того, как я Постиг ЛЕМА...
– Это будет, когда я смогу Постигнуть...

Люден на миг прервал свои размышления и переместился от компьютера на кушетку. Перевернулся на спину – прямо над ним раскинулись сразу два полушария Звездного Неба. Щелчок пальцами – миллиарды звезд послушно пришли в движение и выстроились в такие знакомые фигуры.

– Н-да, расклад сегодня не ахти какой. Но впрочем: “Смит рожден на другой планете, мне пришлось вести расчеты по-новому. Влияние Солнца на предмет ослаблено, воздействие Луны почти отсутствует. Юпитер действует абсолютно не так...”

Люден “вник” и вяло отмахнулся от прилипчивого хайнлайнизма. Когда падающая рука уже почти коснулась покрывала, пальцы щёлкнули ещё раз. Звёзды замерли. Постепенно стал проявляться потолок в выцветших обоях с приклеенной к нему картой. Обычной ученической картой звездного неба. За стеной вяло прожёвывалась очередная супружеская свара: “Где ты уже с самого утра успел нализаться??!!!”

Через стекло в комнату неуверенно заглядывало осеннее Солнце:

– Извините, можно войти?

– Входи, я жду тебя.

– Как дела?

– Как у лягушки - бултыхаю пока лапами...

Из подъезда нестерпимо несло прокисшими щами и диким мявом. Там с наслаждением мучили бездомную кошку. Виктор встал, одел очки и мимо длинных стеллажей с любимыми книгами прошлёпал на кухню ставить чайник.

Понедельник продолжается...

16.07.99 г.

С уважением,
      Матвей Линь


В любви безумной тщетен такт,
в ней нужно лишь желать отчаянно.
Но как невинен был “Контакт”
и непорочен акт зачатия.

И вот рассеяв хаос классики
явились ... ...
космополиты - космостранники,
чихнув на марксовы труды.

И впереди, не зная страха,
идет, не выбирая брода,
Сусанину не кум, не сваха
вожак окладистобородый.

Пред ним стоит задача скромная -
спустить старье в канализацию,
но как мешают силы косные
реализации фантастики.
Великий критик, Робеспьер
нелепых выдумок и масок
он даже Истину отверг
во имя “Философских сказок”.

Сам Фрейд вертелся бы как уж
пред ним; и, плача от обиды,
скрывал бы в закоулках душ
свое дрожащее либидо.

Когда ж о вере разговор -
он тут же божество из кремня;
что боги - он и сам здоров
согнуть все стрелки времени,
пространства раздарить друзьям,
послав в запоре полемическом
к Христу за пазуху, к чертям
на самый дальний край кОрмический.

Великомученик религии -
грозит всем мифам обрезанием,
и Бог, прослышав о ревизии,
поставил точку в завещании.

Я знаю как теперь помочь
в расчетах сникшему Копернику:
- Браток, хорош миры толочь,
иди ты на Кулички!
К Чернику.

Влад Шаманский


-------------------------------------
СО-сообщества 2 Академия, Марсианский трактор, Мир Полдня, Школа 3.0, ЗОНА СИНГУЛЯРНОСТИ.

Tags: Бояджян, Матвиенко, Черник, Шаманский, Шевченко, байки, история, клуб, одноклубники, творчество
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Горловские топонимизмы в фэндоме

    Алина dorys Болото обустраивает блог Художница Елена Кулинич (Elena Kulinich). Естественно, и о клубе там пишет. Поностальгировал. И…

  • Станислав Лем. 100 лет.

    Андрей Столяров 6 ч. · Сто лет назад, 12 сентября 1921 года, во Львове родился выдающийся писатель и философ Станислав Лем. Книги его…

  • Художница Елена Алексеевна Кулинич

    По согласованию с автором, я взялась сделать страницу Елены Алексеевны Кулинич, человека, который, к сожалению, очень сильно не дружит с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments